?

Log in

No account? Create an account
Флейк цу флейк
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in igorzhukov's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Thursday, January 10th, 2030
3:34 pm
Френдполитика
Я добавляю в друзья в следующих случаях:
- лично знаю человека;
- мы сотрудничаем или планируем сотрудничать;
- автор журнала пишет интересно для меня и притом достаточно редко. :)

Когда меня добавляют в друзья, я, как правило, этого не замечаю. Если Вы заинтересованы в общении, пожалуйста, отмечайтесь в комментариях к этой записи. Извините, пожалуйста, если кому-то это неудобно.
Thursday, November 6th, 2025
2:17 pm
Во что я верю

Давно хотелось записать и как-то систематизировать вещи, которые объединяют меня и моих друзей, которые кажутся банальными и не нуждающимися в проговаривании, но иногда неожиданно оказываются совсем неочевидными для нового знакомого. То есть написать нечто вроде нашего манифеста, или программы, или FAQ.

Но круг друзей — понятие немного размытое, чуть изменяя этот круг, мы меняем и общий знаменатель… Неожиданно стало понятно, что более-менее полно, «до конца» лучше всего получается написать от себя лично. Возникающее при этом "я" всюду можно заменить на уже довольно большое и растущее «мы» (а иначе во всём этом не было бы смысла) — но это «мы» может слегка меняться от пункта к пункту.

Несмотря на «я», текст является во многом коллективным. Включены целые куски, написанные моими друзьями, не всегда они выделены как цитаты.

Как всегда, пишу тезисно и зову к диалогу. Выстроить в единую логическую структуру оказалось трудно, поэтому пишу просто отдельные пункты под номерами — они постепенно будут добавляться.

0. Название условно. Вера смыкается с убеждением, знанием, основанным на нём действием, чувствами, оценками. На самом деле тут всё вместе.

1. Я верю в возможность человечества-семьи. Мира людей, которых объединяет забота друг о друге, любовь ко всему живому, стремление познавать и развиваться (нравственно, интеллектуально, физически). Которые способны объединёнными усилиями решать сложнейшие проблемы.

Когда-то свой «мир мечты» я описал такими словами:

«Это общество, где люди, озадаченные интересами общества в целом в большей мере, чем личными и групповыми, стали составлять большинство. Какое большинство? А такое, которое смогло поставить под контроль главные процессы в экономике, в образовании и воспитании, в распространении информации и вообще во всех сферах общественной жизни. Которое тем самым смогло создать социальную среду, которая максимально способствует развитию человека.

Это общество, в котором большинство людей находятся на высоком уровне развития - нравственного, интеллектуального, культурного - и, что более существенно, находятся в процессе непрерывного развития. Это люди со свойствами человека-хозяина - осознающие свое поведение, свободные от невротических "заморочек", свободно и умело строящие свою семейную жизнь, реализующие себя в любимой профессии. Людям доступна любая информация о происходящем с ними, и всегда известны характеристики качества информации.

Что касается противоречия общественных интересов с личными и групповыми - то оно вообще "снято". Задачи личного развития естественным образом вписываются в служение обществу, мотивируются им. Что касается отношения к "ближним" и "дальним", оно не становится равным, ближние более значимы, но здесь также нет конфликта: повышенная забота о ближних - следствие естественного распределения ответственности и заботы о каждом, отвечает интересам общества в целом.

Как следствие, остались в прошлом основные беды нынешние. Забыты войны, все дети растут в здоровых семьях, исчезли те болезни, которые связаны с беспечностью и безответственностью самого человека. Но жизнь каждого человека наполнена смыслом и перспективой, поскольку не кончаются те вызовы, которые ставит перед человеком природа (включая его собственную психологическую и физическую природу).»

2. Это не только вера и мечта, но цель и смысл, который в определённой мере задаёт «вектор» для дел сегодняшних. При этом людей с близкими взглядами находится всё больше. Они убеждены: мир, в котором мы живем, сегодняшнее общество — это мир нереализованной возможности. Эти люди верят, что человек достоин лучшего и способен на лучшее, хотя пока актуальны слова И.А.Ефремова "...он вышел из дикой природы не предназначенным к той жизни, какую он должен вести по силе своей мысли и благородству чувств". Они верят, что не вечно слепые, бессознательные силы будут навязывать человеческому обществу свой закон.

3. Важно не только то, что такой образ привлекателен, манит и т.п., а и то (или даже в первую очередь то), что нынешнее состояние человеческого общества неприемлемо, с ним невозможно «примириться». Причём сразу в двух смыслах. Во-первых, по причине страдания массы людей, которое в принципе устранимо, которое разобщённое человечество как бы «позволяет себе». Во-вторых, по причине уязвимости: у нас нет средств противостоять внешним угрозам, очень легко возникающим (вирус, космический катаклизм, скачок климата); значимая часть этих угроз снималась бы уже при нынешнем научно-техническом уровне, но при ином состоянии сознания — нашей способности действовать разумно и солидарно.

4. Очень важно, что мир, о котором идёт речь, не обладает характеристикой «всё или ничего». Такой мир возможен (и постоянно тут и там возникает) «в малом», «просвечивает» в виде отношений в семьях, трудовых коллективах или неформальных сообществах. Важный качественный скачок происходит, когда хотя бы для небольшого круга такой мир становится плановым, становится объединяющей целью и предметом коллективного творчества.

5. Мир будущего можно называть коммунистическим, или ноосферным, или... никак не называть. Во всех этих словах есть польза и вред, но в любом случае они вторичны по отношению к образу человечества-семьи, горячего братства всех (или очень многих) людей. Конкретные слова относятся к средствам, к определённым теориям; но важнее, «первичнее» этого общность чувства. Про средства мы сможем договориться, а общее чувство для этого уже должно быть. Есть прекрасная фраза Радищева ровно об этом: «Хотя мнения мои о многих вещах различествуют с твоими, но сердце твоё бьёт моему согласно — и ты мой друг.»

6. Вероятно, всё же нужно проговорить, что в этом мире необходимым образом будет общественная экономика, работающая в интересах всех. При этом «технически» она может быть какой угодно — такой, какой она нужна будет Кругу людей, заботящихся друг о друге. Нужен будет хозрасчет и рынок — они введут, мешать будет — отменят.

7. Очень важный принцип: «В каждом человеке есть Солнце, и нужно лишь дать ему светить». В каждом скрыт огромный потенциал развития, реализовать который мешают лишь нынешние социальные условия. Чем больше мы с ними «справляемся», даже в малом, тем больше у нас возможности «закрепить успех». Это вера или, скорее, убеждение, так как на него работает множество эмпирики, личных наблюдений.

При этом социально-экономические условия — лишь половина проблемы. Мы ещё и не используем в полной мере то, что возможно уже сейчас, в нынешнем обществе. Можно учиться и учить тому, как принести свет в свою жизнь — веру в себя, навыки солидарности, гибкость и универсальность ума, умение управлять своей психикой.

8. Я не верю в Бога, но я не чувствую глубоких разногласий с тем верующим в Бога человеком, который при этом считает, что всё в руках человеческих, что царство добра, любви, истины достижимо в этом мире, «под», а не «над» небом голубым. И наоборот, мне крайне трудно было бы искать общий фундамент с человеком, для которого «всё возвращается на круги свои» и «всё в руках Божьих».

9. Мне крайне далёк любой национализм, даже в мягких формах. «Здоровое национальное чувство» у меня всё же есть и сводится только к тому, что необходимо — ради блага человечества в целом — сохранять наследие всех национальных культур, сохранять языки, беречь памятники. Любая же «национальная идея», «национальная миссия» рано или поздно начинает конфликтовать со стремлением к общечеловеческому братству.

10. Примерно то же можно сказать о патриотических чувствах. Да, это нормально, когда человек выделяет тех, с кем у него общая историческая судьба. Когда есть место, называемое Родиной, которое служит предметом особой заботы. Но эта забота должна быть органичной частью заботы о бóльшем общем Доме — обо всей Земле, всём человечестве. Это созвучно тому, что уже сказано выше: «забота о ближних - следствие естественного распределения ответственности и заботы о каждом, отвечает интересам общества в целом».

11. Люди способны глубоко воспринять друг друга; если не «посмотреть глазами другого», то подойти к этому очень близко, впустить в себя ту «связь вещей», которая есть у другого. При подлинном контакте это впускание взаимно и ведет к созданию общего пространства смысла, когда на смену двум частным истинам приходят более сложная и включающая в себя эти частные.

В принципе «всем дано всё», каждому дано воспринимать чувства и мысли любого другого человека. В конечном счёте, можно увидеть фундаментальную одинаковость всех нас; различия определяются лишь индивидуальным опытом, который можно отделить от своего «я» как внешний слой. Остаётся одно и то же «я», миллиарды раз заброшенное в женские и мужские тела, в разные эпохи, страны, культуры. Поэтому наше развитие, растущая способность видеть в себе «со стороны» всё особенное и тем самым случайное — неизбежно рождает чувство братства каждого с каждым.

12. При этом есть абсолюты: истина, добро, красота как таковые, к пониманию которых мы можем лишь бесконечно приближаться. Пути же движения к абсолютам многообразны. Впуская в себя видение Другого, мы становимся ближе друг к другу... и дальше друг от друга тоже, так как случившийся инсайт подталкивает наше развитие непредсказуемым образом. Чаемое будущее, мир мечты — мир очень разных людей, красивых каждый своей особенной красотой. В нём нам не грозит «тепловая смерть», унификация и остановка движения. Всё ровно наоборот.

Да, как ни странно, развитие состоит в движении одновременно к сознаванию общей для всех нас простой «альфы» и к «омеге» реализованного многообразия.


13. Все рассуждения о неизменной «природе человека» со ссылками на историю разнообразных обществ и сообществ относились к ситуации, когда есть некая среда (более благоприятная или менее), и есть погруженные в неё индивиды, действующие исходя из каких-то своих априорных интересов. Но опыт солидарной деятельности людей, реализующих общую мечту — совершенно другой. Здесь «природа» отходит на второй план, превращается в субстрат, а определяющей становится свободная воля людей, выраженная в коллективном действии, создающем новые условия и правила.

14. Таким образом, путь к обществу будущего — растущий мир людей, объединяемых общей мечтой, строящий желаемые отношения внутри себя и по возможности вокруг себя.

15. Что первично: социальные и политические изменения, благоприятствующие росту такого сообщества — или же возникновение достаточного количества людей, которые способны обеспечить устойчивые социально-политические изменения?

На самом деле есть три составляющих работы, точное соотношение между которыми непонятно и, видимо, вариабельно, но так или иначе необходимы все три.

(1) Должен происходить процесс, в результате которого стремление к общечеловеческому братству, вера в Человека и ощущение возможности, досягаемости качественно иных межчеловеческих отношений станут охватывать всё новых людей. Как зарождаются эти стремления и чувства? Они синтезируются из двух переживаний: из боли за неустроенность мира сегодняшнего, сочувствия к страданиям близких и далёких людей с одной стороны, и чувства «иное возможно», идущее из личного опыта иных отношений в миниатюре, в каком-то сообществе, через который человек прошёл, обычно в подростковом возрасте или юности — с другой. Это мог быть опыт коммунарских сборов, или кружка, лагеря, похода, или какой-то общественной организации, а в редких случаях такие отношения складывались в школьном классе или трудовом коллективе. У каждого этот опыт свой, но общим является чувство, выраженной фразой Леонардо да Винчи: "Если вам довелось летать, то впредь вы будете ходить по земле, обратив глаза к небу, ибо там вы были и туда вы будете стремиться всегда".

Этот опыт воспроизводим; у нас есть средства для создания таких отношений, одно из которых это коммунарская методика (методика И.П.Иванова), и о ней нужно подробно говорить отдельно. Но пока отметим, что без этой составляющей ничего не получится. Будут лишь всё новые и новые «левые проекты», устойчивая поддержка которых не выходит за пределы маргинальных кругов (см. также пункт 19). Либо проекты с поддержкой чуть более широкой, но зато со сниженной планкой цели, когда идея братства и заботы заменяется, например, на более приземлённую идею справедливости.

(2) Должен быть собственно мир людей, которые осознают себя этим растущим братством. Не организация, не партия — но среда, субкультура из людей, имеющих общие ценности, пронизанная множеством связей и совместного опыта. Среда, которая служит основой для возникновения и партий, и общественных организаций, и трудовых коллективов, и школ, и семей. И главное, способная обеспечить каждого референтной группой — не принижающим, как это часто бывает, а, напротив, возвышающим окружением; способная поддерживать каждого в его вере.

Если этого нет, человека, прошедшего в юности через коммунарскую или подобную среду, произнесшего когда-то «Наша цель — счастье людей», в большинстве случаев ждёт либо жестокое разочарование и отказ от своих идеалов, либо компромисс, адаптация, размельчение этих идеалов (иногда под лозунгом «делай что должно, и будь что будет»), либо донкихотство, борьба за нечто принципиально неосуществимое. Чтобы этого не происходило, нужно, чтобы у каждого «было куда прийти», была возможность найти единомышленников и союзников.

(3) Социально-политический контекст, экономические условия и культурный фон тоже важны, как ресурс, от которого зависит медленный или быстрый рост ноосферной субкультуры. Достаточно вспомнить бурный расцвет коммунарского движения в начале 60-ых (и некоторый подъём в конце 80-ых), который обеспечен был соединением трёх факторов: доступности ресурсов для социального творчества в СССР, созвучности коммунарства и настроений в обществе в целом в указанные периоды и прямой государственной поддержки во времена «оттепели».

Но внешние условия определяют лишь темп роста (или соотношение роста и умирания) субкультуры, о которой мы говорим, но не её внутренние характеристики. Берёза может вырасти крошечной в тундре или не вырасти совсем в пустыне, но не станет ёлкой. Поскольку мы говорим о субкультуре освобождения человека, проявления его сути, подлинно человеческого в нём — характерные черты этой субкультуры будут одними и теми же в разном окружении, быть может, проявляясь с разной скоростью и в разном порядке.

16. Попробую назвать в хаотическом порядке некоторые черты людей и отношений, принадлежащих такой субкультуре, в моём представлении. (Здесь речь сразу и об идеальном представлении — и о наблюдении за тем, что постепенно складывается.)

(1) Открытость, способность говорить про себя все сколько-то значимое для общего дела. Закрытой зоной служит в основном то, что задевает посторонних людей. Или что-то очень личное. И уж во всяком случае есть полная искренность — отсутствие как прямой лжи, так и демагогии, манипуляции. В частности, отсутствие политкорректности и прочих "обиняков". Предполагается, что мы как можно более прямо выражаем свои мысли, не боясь, что критика может быть болезненной. Отсутствие "недоговоренностей", оправдываемых нежеланием обидеть. (В то же время должны быть чуткость и деликатность в той мере, в какой они не приводят к «умолчаниям».)

(2) Забота друг о друге, взаимопомощь. Дружественная атмосфера — когда легко обратиться за помощью, естественно ожидать дружеской поддержки, посильной помощи и совета.

(3) Обязательность. Выполнение всех взятых обязательств, сроков. Соблюдение времени и повестки встреч, уважение к чужому времени. Прогнозирование личных цейтнотов, своевременное делегирование взятых обязательств. Здесь же: реализм. Человек или группа берет обязательства после тщательной оценки своих возможностей. При этом: отсутствие неявных ожиданий. Каждый свободен в той мере, в какой не брал на себя явных обязательств.

(4) Коллективизм, умение каждого работать в команде — при необходимости как быть лидером, так и "работать под лидера"; всегда быть готовым подстраховать лидера. Плюс способность к смене ролей, умение принимать нужную, сообразуясь с конкретными задачами коллектива При этом: отсутствие любых постоянных иерархий.

(5) Рост психологической культуры - умения понимать свое поведение, эмоции и пр., а также текущие отношения. Стремление к самосовершенствованию. Готовность обсуждать любые проблемы, говорить о качествах, которые хочется выработать.

(6) Взаимное доверие и уверенность друг в друге.

(7) Высокая ценность творчества и неприятие потребительства.

(8) Неприемлемость любых культурных черт, связанных с неравенством людей — национализма, сексизма/патриархальности, стигматизации в связи с каким-либо заболеванием и т.п.

(9) Уважение личных особенностей, вкусов, привязанностей, нерушимость личного пространства. Добровольность взаимодействия, возможность ограничить своё общение.

(10) Признание высокой ценности научного знания, как движущей силы общественного бытия и развития.

17. Не стоит думать, что речь о том, чтобы «делать всё хорошее и не делать всего плохого». Многие названные черты однозначно «хороши» и осмысленны только в рамках сообщества или субкультуры, где они приняты. «Полная искренность», в том числе в ущерб тактичности/деликатности, хороша только среди людей, которые вместе с тобой выбрали именно такую систему отношений. Обсуждение «качеств, которые хочется выработать», вне сообщества может восприниматься как нескромность и т. п.

18. Важнейшая черта, которую необходимо назвать отдельно, и которая должна быть в зоне постоянного внимания — открытость сообщества, направленность на мир вокруг, противостояние легко возникающему соблазну построить «уютный мир для себя» и успокоиться на этом. А также: открытость в плане постоянной верификации своих представлений, сверки с теми, кто рядом — профилактика догматизма, «сектантства».

19. Подавляющее большинство (левых) социально-политических проектов, которые мы наблюдаем, молчаливо базируются на признании неизменной «природы человека», на априорной заданности неких «интересов», которые надо лишь согласовать и удовлетворить. Идея развития человека включается лишь в некоторые из таких программ и лишь как отдалённое следствие изменений «общественного бытия». В результате стоящая за такими проектами энергетика минимальна: они могут получить поддержку узкого круга «своих», либо поддержку более широкую, но сиюминутную, в случае временного совпадения тактической задачи и текущих «интересов» определенного общественного класса или группы.

20. Одной из самых важных задач сегодняшнего дня видится соединение наших ресурсов, организация диалога между людьми, которым близки ценности и задачи, о которых идёт речь, помощь друг другу в поиске единомышленников. Помогая человеку почувствовать "Нас много", мы делаем его сильнее — тем самым увеличиваем общий потенциал.

21. Отдельная сторона этого, которая видится самым узким местом — соединение потенциала неформальных педагогов и социотехников, с одной стороны, и «политиков», с другой. Цель в том, чтобы убедить тех и других во взаимодополнительности решаемых ими задач, в необходимости всех трех составляющих, о которых шла речь в п. 15. А более частная цель — показать людям (и через литературу, и через живой контакт, и через включение в личный опыт), что коммунарство — это не «детские игры», как многим представляется, и не эскапистская субкультура, а мощнейшее средство изменения общества снизу. (Которому, однако, решительно необходимо «дополнение» в виде «взрослой субкультуры», т.е. (2) в п. 15.) Вероятно, вполне рационально убедить в этом и невозможно, необходим элемент веры, готовность к творчеству и риску.

22. Я понимаю важность поддержки идейно близких товарищей, участвующих в политической борьбе, но приоритет составляющей (3) для меня всё же чуть ниже, чем (1) и (2).  Хорошо сказал один из моих товарищей:

Сейчас, к сожалению, я не вижу партии, способной защищать интересы "коммунитариев". И не будет, пока не созреет движение-заказчик, не будет на практике выработана идеология. Поэтому в политику как таковую пока рано. Я вижу задачей убедить "политиков" увидеть связь между нашим социотворчеством и их основной задачей. Как sine qua non их задачи. Две стороны одного процесса. Цель - самоуправляемое бесклассовое общество свободных и реализующихся людей. Примерно как она описана у Ленина в "Государстве и революции". Т.е. не политика, а антиполитика - создание таких условий, когда политика в современном смысле не нужна.

И ещё:

Политика в современном смысле ИМХО мало отвечает нашим потребностям. Это институт буржуазной демократии, её же цели преследующий. Как только речь идет о большем, система дает сбой, автоматически возвращая на прежние позиции. В нашем же случае (опять-таки ИМХО), речь о формировании социального действия, способного в потенциале и имеющего целью сначала создать нужную нам политику, а затем отменить её нафиг как устаревший институт.
С другой стороны, имеет смысл воспринимать политику - и большую и малую - как один из видов социального действия. Т.е. там, где это имеет смысл для изменения текущих условий и общественного сознания в нужную сторону - участвовать в ней стоит, но понимая её ограниченность, не сводя к ней.

Кстати, беря слова «политика», «политики» в кавычки, я и пытался адресоваться к более широкой сфере деятельности, может быть, примерно к понятию гражданского общества.

23. Ещё один миф, с которым необходимо справиться — об «элитарности» коммунарской педагогики; представление о том, что эта методика «имеет право на жизнь» лишь в исполнении педагогов, наделённых особыми талантами. Опять же литература («Педагогическая мифология» Ланцберга) + личный контакт и личный опыт.

24. Но и наоборот, нельзя представлять себе коммунарскую методику как механическое средство, работающее в любых руках. Нет, эта «техника» работает лишь в сочетании с полнотой личностной включенности и силой мотивации. Личность тут в центре, педагог «работает собой» и иначе ничего не выйдет. Но не надо никаких «личностей с большой буквы», нужно то, что есть: уникальные личности и уникальный контакт каждого с каждым. Чтобы работало, не надо быть «великим»; надо просто быть, на 100% собой, на 100% здесь и сейчас.

25. Обратная сторона: что делать с недоверием к «политике»; с тем, что большинство из нас живёт только в контексте очень «конкретном» — ближней перспективы и того или иного малого круга — а по отношению к процессам более масштабным чувствует себя «песчинкой», от которой ничего зависит? Вот отрывок из переписки с одним из моих друзей:

idalinew: Конкретно - это значит здесь и сейчас, в отличии от глобального мышления - о перспективах, масштабах, мировых проблемах и так далее. Нет, для человека "конкретного", это все существует, но он слишком занят конретными делами и конкретными людьми, ему некогда об этом думать.
Конечно, "глобальный" человек тоже занят здесь и сейчас, но в отличии от конкретного, нацелен на перспективу.
Зачем человеку поиск единомышленников ?
Если человек их еще не нашел, то понятно "возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке. А если у него уже есть - группа, клуб, отряд, то есть конкретные люди и конкретное дело?
Зачем ему искать новых единомышленников ? "Глобальному" это ясно само собой, а "конкретному" ?
Для обмена опытом ? Для укрепления своей группы ? Для подготовки смены ? Для создания подобных групп там, где их не было ? Для создания постоянного коммунарского лагеря ?...
Если человек мыслит конкретно, то ему нужны конкретные ответы, а не наши мечты о братстве своих, субкультуре, ЭМВ и прочее... Это может быть для такого человека привлекательно, но вкладываться в столь неконкретное дело он не будет, а будет только если увидит ясные перспективы для своей группы, своего дела и так далее..
Вот такие перспективы мы и должны дать, а если не знаем как, спросить самих людей

igorzhukov: Да, мы должны спросить людей. Но не сейчас. Я имею в виду, что человек — он «разный» в разных контекстах. Есть поверхностное, повседневное общение. (Интернетное общение малознакомых людей неизбежно такое.) Но есть контексты, где человек раскрывается глубже, в том числе сам в себе открывает более глубокие слои.

Именно на такой эффект рассчитан коммунарский сбор. Люди в целом сдвигаются в сторону «глобального», кто в большей, кто в меньшей степени. Почему? Потому что видят возникающую силу; то, что наши знакомые из сообщества НКК называли «энергией дружбы». Они чувствуют, что могут замахнуться на большее, чем только что казалось. Потому что, оказывается, есть единомышленники; потому что, оказывается, можно отказаться от многих сдерживающих «условностей»; потому что, оказывается, умеем вместе делать сложные вещи, которые еще вчера казались нереальными, да и не только вместе, но и сам себе я приоткрыл себя-нового.

Глобальные перспективы не «мы» должны дать (чем это мы особенные), а все вместе должны свое недовысказанное высказать, соединить, развить. Мы же можем создавать для этого контексты, соединяя людей, способных усилить друг друга, создавая средства для их со-творчества.

Многие вещи есть в потенциале человека, который он сам не видит. Есть то, о чем мы «не позволяем себе думать» (т.к. «никто не поддержит», страшно, «стрёмно»...). Проблески поддержки, причем в эмоционально значимом контексте - и многое видится в новом свете.

Конкретный процесс может идти по спирали. Сперва какой-то план складывается у людей, более открытых и готовых к «глобальному», они создают контекст с относительно конкретными задачами, который подтягивает и раскрывает следующий круг людей. Новых людей сперва привлекают конкретные задачи, но в процессе они включаются и в относительно более глобальное проектирование.

В целом, коммунарский уровень общения и сотрудничества гармонизирует человека, приводит в равновесие «глобальное» и «локальное» в соответствии с формулой "think globally, act locally". «Конкретный» человек станет больше задумываться о перспективе («бросая в воду камешки...»), но какого-нибудь «прожектёра» это сотрудничество, наоборот, способно «вписать в реальность», заставить продумать конкретные ближние шаги.

26. Есть сегодняшняя работа, действующие сообщества и проекты, а также новые планы. Но разговор о них — уже за рамками этого текста. Пишите.

Tuesday, August 15th, 2017
5:29 pm
Придумать мир. Рассказ-зарисовка
Придумать мир

На грани сна, лишь только в сознании забрезжила первая мысль, бледная и не особо радостная (что-то вроде «ну вот уже и сегодня»), вслед за ней обрушилась вторая. Синяя дверь! То ли Кирилл впрямь услышал сквозь сон звук хлопнувшей двери, то ли само собой пришло ощущение очевидного. Оставалось минуту полежать с закрытыми глазами, ловя раннее июньское солнце, проникающий в окно ветерок и невнятные уличные звуки. И, пожалуй, хотелось чуть-чуть оттянуть подтверждение всеми органами чувств того, в чём сомнений практически не было. Через минуту он увидит светлые обои, пятнышко в углу потолка, графин с водой на тумбочке, ощутит простор комнаты и, наконец, поверит окончательно.

Минута вышла и было бы обидно оставаться в кровати дольше, разменивая огромное утро. Надо отдать его целиком знакомому, но неисчерпанному и, возможно, неисчерпаемому наслаждению — вобрать в себя затихший Дом, его внезапное безмолвие, странный утренний облик, такой далёкий от обычно царящего здесь кипения. Ну а потом Кирилла ждёт долгий день с множеством больших и малых дел вместе с друзьями — и каждое сделает немножко шире и доступнее мир, в котором хочется жить.

Сколько раз уже открывалась Дверь, чтобы сделать Кириллу волшебный подарок? Вопрос не имел чёткого ответа. Почти наверняка хватило бы пальцев одной руки и, казалось, можно было бы вспомнить точно, но Дверь творила странное с памятью, анфилада воспоминаний уходила в какие-то «слишком ранние» времена, и Кирилл смирился с этим.

Важно было встретить всегда чистый и подтянутый Дом на равных, не пренебрегая ни одним из утренних ритуалов: стакан воды, короткая, но энергичная зарядка, умывание… туда и обратно длинным коридором мимо закрытых комнат, когда каждый шаг цепляет воспоминание, от которого по телу растекается тепло. В ванной комнате, когда Кирилл захотел понежиться под душем и пустил мысли на самотёк, вдруг ёкнуло сердце — на мгновение на кафеле обозначился контур двери. Зачем так рано?! Помогло обычное решение, заставляющее сконцентрироваться: жёсткий контрастный душ, горячо-холодно-горячо-холодно, здесь-сейчас-здесь-сейчас.

Наконец, пора на кухню, сообразить себе завтрак. Чаще всего в это время, в седьмом часу утра, Кирилл заставал кухню пустой, но сейчас у залитого солнцем стола стояла босоногая, в канареечной футболке, Глэдис, колдуя над салатом — нарезала редиску, крошила укроп и кинзу. Появись тут Даня, Рита, Серж — это была бы славная, радостная встреча, но магия утреннего штиля несомненно исчезла бы в тот же момент. А Глэдис, этот вечный сгусток энергии, каким-то образом вписывалась в тишину, не разрушая её. Кириллу казалось, что она всегда на волне Дома, откликаясь на каждый его шорох, Дом наполняет её, а она — Дом. Иногда, будучи в рациональном настрое, он объяснял эту цельность тем, что именно Глэдис познакомила его когда-то с Домом, и он продолжает видеть Дом во многом её глазами. Но потом в подобном объяснении он неизменно находил поверхностность и фальшь.

— Привет! Будешь? — она отложила ножик и протянула руки, чтобы обняться с Кириллом. — Или «цум фрюштюк имма мюсли»?

— Привет! Подумаю, — он улыбнулся и осторожно обнял её.

Они виделись вчера, по крайней мере так им представлялось здесь — в реальности Синей двери (хотя, впрочем, никакой иной реальности на данный момент и не было). Поэтому объятие было не столь долгим, но всё таким же… как бы незавершённым, словно им снова и снова не удавалось договориться ни о продолжительности этого процесса, ни о силе и нежности, которые можно было тут вложить. Однако Кирилл и в этом обстоятельстве чувствовал своего рода гармонию: «непрояснённое» объятие соответствовало общему характеру его отношения к Глэдис: у него всегда оставались к ней десятки вопросов, про Дом, про мир и про саму Глэдис. (Хотя главные вопросы про Дом оказывались сразу и про мир, и про Глэдис, а всё важное про мир так или иначе относилось к Дому и не могло миновать Глэдис…) И всегда была причина откладывать эти вопросы: чаще всего Глэдис была с головой в каком-нибудь проекте, ну а сейчас сам Кирилл выбрал слушать тишину… которая больше говорила ему о Доме, чем любой ответ, который он мог в этот момент получить.

Тишина была ценной как фон, на который потихоньку, слой за слоем, Кирилл пытался уложить жизнь Дома, извлекая из не спеша поднимающейся утренней волны поштучно мелодии голосов, нюансы отношений, контуры дел, мечты и заботы и, наконец, все те смыслы, что ускользали по тонким нитям далеко за стены Дома, достигая далёких стран и ещё не случившихся веков.

…Волна набирала высоту. За приоткрытой дверью промелькнула взъерошенная голова Дани, затем закутанная в сиреневое полотенце фигурка Риты проскользила в сторону ванной. Наконец, в кухню ввалился Алик. По-скаутски протянул левую кисть Кириллу, потом сгрёб Глэдис, которая на долгую минуту словно исчезла, окружённая его ручищами. Взял огромную кастрюлю, произнеся в пространство: «Ну что, кашу всем?» Вдруг добавил: «…А давай так: когда уходит Элберет, свет начинает гаснуть, но так медленно, что сперва никто не замечает». И — словно не прерывался вчерашний вечер — понеслось обсуждение премьеры, грядущей уже через неделю, и эти двое перестали ощущать что бы то ни было вокруг.

Следующим материализовался Серж с ноутбуком под мышкой. В дверях выкрикнул «Хай!», улыбнулся Глэдис, кивнул Алику, махнул рукой Кириллу и, садясь за стол и раскрывая ноут, дотянулся до ближайшего рогалика. Кириллу было видно, что Серж заполняет грантовую заявку, параллельно отвечая на многочисленные личные сообщения. Изредка он кидал реплики Алику с Глэдис, и из них становилось ясно, что он полностью в курсе предстоящей премьеры и внимательно следит за разговором.

Со знакомой полуулыбкой вошла Рита, на ней было лёгкое платье тоже в сиреневых тонах. «Выплывают расписные…» — промурлыкал себе под нос Серж, глядя в ноут. На экране уже виднелось «Открытая школа соц…», краешек афиши проекта, который Рита координировала.

— Привет, Кир! Как здорово, что ты тут! — От долгих и уверенных объятий с Ритой Кирилл получал то же послание, что и от Глэдис: мы рады Тебе, Дом открыт для Тебя, всё впереди. Но только сейчас оно было всепоглощающим, а вопросы и сложности оказывались где-то далеко-далеко.

Укладывая рядами накапливающиеся мысли и чувства, Кирилл чуть не пропустил долгожданный момент, когда на пороге кухни появилась Вика. Удивлённая, робкая, встречаемая такими же улыбками и объятиями, как только что Кирилл, но с ещё более энергичным: «всё хорошо». Сжав её ладошку в своих и уткнувшись в тёплый висок, Кирилл выдохнул сгустившуюся в нём, но до той минуты не замечаемую тревогу. Она всё-таки здесь. Раз за разом они приходили вместе, но кто мог знать, что принесёт очередной оборот Двери. Порой он чувствовал себя братом-близнецом Вики, родившимся на несколько минут раньше, и значит — старшим, опытным, ответственным. И будто бы он помогал ей в невозможном — приоткрыть Дверь…

Теперь Вика тихонько сидела рядом, и это значило, что Дом для Кирилла был собран — он был дома.

Тем временем многоголосие множилось. Передавали друг другу продукты и кофейник, говорили о прошлой и о будущей Открытой школе, вспоминали и цитировали вчерашние чтения с Алисией. Из прихожей донёсся звук сброшенного с плеч рюкзака. Через минуту кухню осветила улыбка Руди.  Выстроилась очередь из желающих обняться с другом, которого они не видели почти месяц. Кирилл наслаждался тем, что пропускал через себя легко (или не всегда легко) считываемые чувства ребят. Визуальная и чувствуемая картинки порой расходились: Руди вдруг оказывался словно чуть ниже малышки Глэдис, но одного роста с высокой Ритой, его вечным товарищем по команде с тех времён, когда ещё не было ни Дома, ни мечты о нём.

Кирилл не торопился. Ему нужно было, чтобы все наобнимались вдоволь — слишком многого он ждал от этой встречи с Руди. С момента расставания прошёл отнюдь не месяц, проведённый Руди в Новосибирске, как для всех остальных — ведь Руди видел целиком. «Выпадения» Кирилла, его появления и уходы через Дверь, ретушированные для других обитателей Дома, были явными для Руди, успевшего стать ему близким другом.

В обращённом к Кириллу взгляде Руди соединились грусть и надежда. Грусть оттого, что снова и снова они не успевали открыть друг другу хотя бы самое важное из случившегося по разные стороны Двери. Надежда на то, что нынешняя встреча станет не столь короткой и что-то изменит. Надежда окутывала грусть плотным коконом, и Руди улыбался, заражая своей улыбкой Кирилла.

Они ничего не успели сказать друг другу, когда кокон треснул. Можно было не оборачиваться: Руди увидел за спиной Кирилла то, что не смог бы увидеть больше никто из жителей Дома, исключая, быть может, Алисию. Синяя дверь в стене кухни была приоткрыта уже на пару сантиметров.

— Руди, а может так случиться, что это в последний раз?

— Давай вдвоём.

Они вышли на балкон. Вика проводила Кирилла обеспокоенным взглядом.

— Пойми, Кир, Дверь будет открываться вновь и вновь. Она станет открываться, пока есть неустроенность, пока одному из миров будет нужен другой, чтобы чему-то научиться, что-то важное понять. Да ты ведь сам её открываешь, ну попробуй, вспомни, как это происходит. Ты же почти готов к тому, чтобы вспомнить.

— Но тогда почему всё словно в последний раз?

— Просто однажды Дверь откроется не сюда. Потому что иногда нужно начинать всё сначала, иначе невозможно учиться. Но только там не будет Дома. Нам просто не придёт в голову, что это классно, удобно, сильно — друзьям и коллегам жить вместе, не тратя времени на долгие дороги друг к другу и сведя к минимуму бытовую суету. Точнее, придёт, но, к сожалению, лишь через много-много лет. А сперва мы создадим маленький педотряд, который организует маленький детский клуб…

— «Мы»? Ты тоже будешь в том мире?

— Ну… я помню, что меня там зовут Виталием, и там я старше тебя, мы оба математики, и всё начинается с того, что ты приезжаешь стажёром в наш первый летний лагерь.

— А Глэдис?

— А как же без неё? Только она посветлее окажется, вместо косичек станет увлекаться дрэдами, и звать мы её будем Аня-Рыжая или Златеника.

— Рита станет Иришкой (и наконец перестанет сутулиться), Алик Иваном. — Это уже говорил подошедший к ним Серж, раскуривая трубку. — Потом весь этот педотряд к чёрту развалится, потому что сделан будет на энтузиазме, но без приложения интеллекта и опыта. А Виталик, то бишь Руди, станет писать тебе беспокойные письма про то, как не надо было и как надо. И постепенно все опять всему научатся.

— Ну да, по одному письму на каждое открытие Двери. — вставил Руди.

— А как же… — Кирилл замялся. — А Вика?

— Да не беспокойся, будет тебе твоя Вика. Только Таня. — ответил Серж.

— Но…

— Ты хочешь сказать, что она тебя не будет помнить? Признаться, да. Но внутри-то всё будет на месте, у вас обоих. И найдёте вы друг друга, и со временем вспомнится…  то, что важно.

— Ребята. Каким образом вы всё это… знаете?

— Смотри, Кир, мы просто учились и не теряли времени. — заговорил Руди. — Рано начали думать, что-как устроено. Вслушивались в себя, поняли, как открывать эти воспоминания.

— Воспоминания… о будущем???

— Эх! — Серж рубанул ребром ладони по ограждению. — Руди, я не умею это объяснять. Линейность времени забита в наши головы так жёстко… что всё бесполезно. Только прийти самому… когда-нибудь. Или не прийти.

— Спокойно! — воскликнул Руди. — У Кирилла с этим уже всё в порядке, он не из фанатиков… Да и который раз через Дверь.

— А который? — тут же отреагировал Серж, и оба рассмеялись удачной шутке.

— Руди, а Виталий тоже сможет вспомнить, как был тобой?

— Ему труднее будет, другая точка отсчёта… и, может быть, он вспомнит не меня.

— Друзья, секундочку... А как там меня будут звать?

Руди и Серж переглянулись. Серж пожал плечами: давай, мол, раз умеешь.

— Кирилл. Тебя так и будут звать — Кирилл. Ты как раз останешься полностью собой. Может, не всё будешь помнить, что-то вспомнишь позднее — защитные механизмы работают — но ты не можешь быть кем-то другим. Потому что ты воспринимающий. Кто-то должен воспринимать мир целиком, делая его единым. Иначе это множество миров, и не более того. Ну а мы все — воспринимаемые. И даже пройти через Дверь мы сами не можем. И ничего бы мы не вспомнили, не будь рядом с нами — тебя. Нужна опора, на которой всё держится.

— Погоди. — Серж сделал затяжку и забарабанил пальцами. — Мы так всегда говорим… но почему всё непременно должно быть так? Воспринимающие, воспринимаемые и пропасть между ними. А что если придумать мир, в котором…

— Чёрт. — весело отозвался Руди. — Чёрт. Чёрт. А ведь действительно… никто же просто не пробовал. Ты пойми главную фишку! — он повернулся к Кириллу. — Как только удаётся придумать мир, по-настоящему придумать, чтоб и с умом, и с сердцем, в него рано или поздно открывается Дверь. Мы только-только это осознали.

— И всё-таки… друзья, Дверь сюда ещё раз откроется?

— Вот чего захотел! — ухмыльнулся Серж. — Мы что, прорицатели какие? Будущее ему подавай.

Они ещё постояли, глядя с балкона на ребятишек, копошащихся на детской площадке.

— Серж! — внезапно воскликнул Руди. — Что-то вдруг память заклинило… В нашем Отряде, ну где Кир, Ваня, Златеника и все остальные — а кем там будешь ты?

— Драгоценный мой Руди. — Серж стал театрально вытряхивать трубку в пакетик, заставляя собеседников ждать. — А почему ты думаешь, что я там должен быть кем-то одним?

— Ой. Ты что? — Руди взглянул на него с ужасом. — Разве такое возможно? А… как именно такое возможно?

— Ничего такого уж хитрого. — Серж убрал трубку в чехол. — Ещё научишься.

Чуть спустя к ним неслышно присоединилась Вика, на этот раз взяв ладонь Кирилла в свои и прижавшись головой к его плечу. Руди, опустив голову, подошёл совсем близко, раскинул руки, но не коснулся Кирилла и Вики, словно оставляя двоих — вдвоём. Серж тоже сделал сдержанный шаг, и неожиданно у него чуть дрогнули губы. Сквозь лёгкую синеву дверного проёма Кирилл хорошо видел всех четверых.
Saturday, September 27th, 2014
7:06 pm
Monday, August 25th, 2014
11:34 pm
post
Оригинал взят у greenbat в post
Несколько лет назад моя подруга рассказала такую историю. В их благотворительный фонд обратился за помощью взрослый человек, внезапно (словно это бывает иначе) узнавший о существовании слова "карцинома". К тому времени он уже продал все, что только было можно, занял у всех неравнодушных родных и друзей, но денег по-прежнему не хватало. И вот он нетерпеливо ждал, когда же сумма будет собрана при помощи благотворителей. Больной был, повторяю, взрослый. Деньги собирались, как это обычно бывает в таких случаях, очень медленно, буквально капали по копеечке. Он каждый день заглядывал на страничку взносов, и смотрел, и подсчитывал, и метался от мертвящего отчаяния к дикой надежде. И постоянно дергал сотрудников фонда - ну когда же? почему так медленно? почему вы ничего не делаете? сколько можно ждать? почему люди не дают денег? Изводил звонками, письмами, ругался и плакал. Наконец одна из волонтеров, совершенно замученная, не выдержала и спросила: "Скажите, когда раньше, будучи здоровым, вы видели просьбы о помощи тяжелобольным, сколько раз вы откликались?" Человек осекся и замолчал. Он смотрел на нее растерянным, страдальческим, ненавидящим взглядом, а она ела себя поедом за то, что не сдержалась.
Я до сих пор помню про этого больного. Я не стала узнавать, успели собрать нужную сумму или нет, вылечился он или нет. У меня не было на это сил. Я просто стала периодически переводить немного денег для таких фондов. Сколько могу. Не потому что добрая или совестливая, вовсе нет. А просто... на всякий случай.

Ну и существуют другие способы помочь. Я знаю, многие не доверяют фондам. Но лайкнуть и помочь таким образом - это не сложно и не обременительно. Сделайте это для нашей питерской "Адвиты". Я ее знаю много лет. Люди там кристалльно честные. И лезут из кожи вон, чтобы собрать денег для своих подопечных.
__________________________

Платформа Global Giving, на которой фонд AdVita Fund USA собирает деньги на оплату поиска донора для российских пациентов, объявила конкурс фотографий.

Проект, чья фотография будет признана лучшей, получит $1000 от Global Giving. Мы просим поддержать наши фотографии.

Подробное описание конкурса: http://www.globalgiving.org/poll/photo-contest-2014/

Как голосовать:
1. Нужно пойти по каждой из указанных ссылок:
http://www.globalgiving.org/poll/vote/?pollOptionId=804
http://www.globalgiving.org/poll/vote/?pollOptionId=805
http://www.globalgiving.org/poll/vote/?pollOptionId=806

2. Кликнуть на картинку и указать свою почту.

3. По почте придет ссылка для подтверждения голосования. Надо нажать на большую оранжевую кнопку в письме, и голос засчитается.

4. Голосовать можно за все три фотографии.
К сожалению, мы не видим, сколько всего голосов получила каждая фотография, но текущее место в соревновании отображается.

Внимание! Голосование продлится до 29 августа. У нас есть всего пять дней, чтобы заработать $1000 для подопечных АдВиты.

Saturday, May 10th, 2014
6:01 pm
из ленты и потока сознания
После этих двух постов
http://exshvonder.livejournal.com/10434.html (выделенные фразы)
http://aleks1958.livejournal.com/890563.html
- всплыла строчка из А.А.В.:
"Есть иные России. Но мне эта милее."
Saturday, February 15th, 2014
4:26 am
Письма другу. 21
                                                                                              15 февраля **14 г.
 
Привет, Кирилл! 

По идее, пора писать про мостик. Хотя не о чем тут писать — если ты на мостике, ты ведёшь Корабль, ты просто делаешь то, что знаешь, то, во что веришь, то, что должно быть сделано.  Это, кстати, Анино выражение: «… просто потому, что это должно быть сделано», от Златеники оно потихоньку перешло к остальным… (Как же мы всё-таки друг другом пропитались!)

Да, есть вещи, что не требуют мусорных слов… обоснований, доказательств. И когда ты идёшь с этой ясностью, мостик тебя принимает.

Действие всегда личное — можно обсуждать, искать консенсус, голосовать, учитывать замечания, но руки на штурвале все равно твои. Ясность есть — и рукоятка ложится в ладонь. Нет ясности — продолжается рефлексия, продолжается Встреча, продолжается поиск.

В ладонь? В твою ладонь. Парадокс мостика, он же главный парадокс Корабля: есть капитанский мостик, но нет капитана или капитан каждый.

…Я мусолю это письмо уже не один день. В эти зимние вечера, когда мы разбрелись по квартирам, мне хочется писать (а тебе, возможно, хочется читать) не о корабельной трансцендентной синеве, «иной-иной-иной» – а о нашей родной, невнятно-августовской, когда под босыми ногами чуть влажный дёрн и редкие шишки, вот-вот начнёт моросить, но короткая тропинка заворачивает к костру, и тебя втягивает орлятский круг, жаркие объятья, втягивает песня, простые слова которой как клятва, невыполненная, растоптанная, но мы всё ещё на дистанции и, кажется, есть шанс всё изменить.   

И всё-таки это по-другому о том же. Все равно это отрыв, там ли у костра, здесь ли в воображении. В сторону от реальности? Нет, вверх и к единственно настоящему. Это то, что у Глазкова:

Мне нужен мир второй,
Огромный, как нелепость,
А первый мир маячит, не маня.
 
Долой его, долой:
В нем люди ждут троллейбус,
А во втором - меня.
 
Так что, извини уж, дружище, но в следующем письме я опять отправляюсь на Корабль, разбираться с парадоксом мостика. Точнее, разбираться с первопричиной этого кажущегося парадокса, имя которой — иллюзия отдельности.
 
Твой Виталий

 




http://vk.com/note898562_11691335
Monday, January 27th, 2014
11:08 pm
Второй тур стартовал позавчера
Оригинал взят у matholimp в Второй тур стартовал позавчера
Вчера во многих городах Российской Федерации, Беларуси, Казахстана, Украины, Таджикистана, Канады и в штате Калифорния (США) провели второй тур олимпиады "Формула Единства"/"Третье тысячелетие" 2013/14г. А днём раньше наша олимпиада прошла в Испании, в Витебской области (РБ) и в Брянске (РФ). Впервые второй тур проходил очно. Мы собирали участников из каждого региона в одной из школ, чтобы все оказались в равных условиях. Второй тур ещё продолжается. Сегодня он пройдёт в штате Вашингтон (США), Запорожье (Украина), пос. Опытный (Чувашия), селе Бакчар и г. Стрежевом (оба в Томской обл. РФ). Завтра - в Грузии и Израиле. 29 января - в Эквадоре. Дата проведения в Харькове (Украина) пока уточняется.
Когда работы официально зарегистрированных участников второго тура будут собраны, задания будут выложены в интернете (в том числе, в этом блоге). Тогда вне основного конкурса к олимпиаде смогут присоединиться все, кто по разным причинам пропустил первый тур. К сожалению, после продажи и переезда Народа.Ру на Юкоз, возможность вносить изменения там исчезла. Поэтому на "народном" сайте олимпиады и на моём персональном сайте остаётся устаревшая информация годичной давности.

Sunday, January 5th, 2014
11:13 pm
Из комментов
Комментарий gollowanэтому посту):

Совершено согласен с Вами, что ответ на вопрос о смысле жизни — ключ к решению большинства проблем. В конечном счёте, если смотреть в корень, он сходится к вопросу «мир создан Богом или как?»; на последний вопрос ответ искать все-таки проще.

Недавно подобная тема уже затрагивалась в сообществе (Зачем жить, если мы всё равно все умрём?), вот ссылка на мой ответ - http://ru-psiholog.livejournal.com/4582653.html?thread=227735037#t227735037

Добавлю ещё, что для философов атеизма смысл жизни — оставить след на земле, внести свой вклад в прогресс человечества. Но нынешняя научная картина мира — когда рассматривается как альтернатива божественной - не даёт никакой надежды на то, что всё, что человек делает, не исчезнет бесследно; причём, в любую минуту.
То есть, для последовательного атеиста жизнь — бессмысленна.
Отсюда и вырастают такие вещи, как «невыносимая лёгкость бытия», «если Бога нет, то всё дозволено» и т. п.

Ну и до кучи, мой ответ из давней дискуссии о смысле жизни у Вассермана:
«Вообще говоря, смысл существования чего-либо - в реализации предназначения. Пила нужна, чтобы пилить, часы – показывать время…
Для тех, кто принимает существование Бога, правила Божественной Игры определены и со смыслом вопросов нет – цели ясны, задачи поставлены - за дело товарищи! ;-)
А вот с точки зрения атеиста…
Вопросов море.
Зачем природе человек? Может ли она без него обойтись? (По мне - так запросто. Что хорошего сделали люди планете Земля? Да ничего. Только засрали… )
Зависит ли будущее мира от человека?
Не зная смысла существования мира, можно ли определить смысл жизни человека?
Что может помешать случайно возникшему миру так же случайно исчезнуть?
Если нет надежды на будущее, зачем надрываться? Не лучше ли расслабиться и прожить сколько получится в своё удовольствие?
И т.д. и т. п. …
Собственно, по поводу своего предназначения атеист может только версии выдвигать.
И версий этих тьмы и тьмы…»
======

Ответ igorzhukov:
Объединять всех атеистов в единую "массу" - это все равно, что рассматривать всех верующих как единое целое: христиан, буддистов...
Есть, например, мировоззрение радикально-гуманистическое, в основе его идея "В каждом человеке есть Солнце, только дайте ему светить". То есть это вера в Человека, в его доброе начало и разум. И в возможность переустройства мира на соответствующих принципах.
Я понимаю, что человечество может "случайно исчезнуть" в результате какого-то природного катаклизма (или преступной ошибки самих людей). Но нет оснований считать это событие имеющим большую вероятность. Более того, нет смысла рассматривать те версии будущего, в которых человечество не существует. Как и нет смысла рассматривать философские модели мира, в которых от действий человека ничего не зависит. Просто потому, что в этих версиях и моделях действительно "все равно как поступать", "всё дозволено" - тем самым у этих моделей нет практической ценности. Но, по счастью, есть оставшаяся "территория" - где всё зависит от нас и только нас, где будущее будет таким, каким мы его создадим.
Кроме того, есть внушающий оптимизм опыт социального творчества "в малом".
Если кому-то интересна эта тема - приглашаю в свой журнал - верхний пост "Во что я верю".
Friday, September 20th, 2013
12:23 am
Friday, September 13th, 2013
11:44 pm
Обращение к виртуальным друзьям
У меня в списке "друзей" довольно много людей, с кем я не знаком лично, а со многими из них даже не вступал в переписку. Скорее всего, они пригласили меня в друзья из-за предполагаемой общности мировоззрения. Мне хотелось бы в отношении каждого из них понять, будем ли мы всё-таки общаться и сотрудничать. И насколько реальна эта общность.

В связи с этим у меня есть просьба - ко всем, с кем я "задружился" лишь виртуально (или с кем живое общение было совсем эфемерным). Прочитайте, пожалуйста, тексты, где рассказывается о делах, в которых я участвую, а также более подробно о моих взглядах. Прочитав - напишите, что Вам из это близко, а что нет, и как видятся перспективы сотрудничества.

Тексты - вот:
http://www.formulo.org/ru/sense/
http://igorzhukov.livejournal.com/103224.html
http://agora.len.su/viewtopic.php?f=80&t=1733

Всё это на основе взаимности - буду рад прокомментировать ваши тексты, откликнуться на предложения, ответить на вопросы и т.п.



http://vk.com/note898562_11677562
Friday, August 23rd, 2013
12:26 am
"Ленинград"
Оригинал взят у a_konstant в "Ленинград"

Написал не то большой рассказ, не то небольшую повесть. Действие происходит в соседней реальности, разошедшейся с нами где-то на рубеже 50-х - 60-х гг ХХ века.

Посвящается светлой памяти Ивана Антоновича Ефремова.

Читать на "Самиздате".


Thursday, August 22nd, 2013
12:28 pm
На пути к Утопии. Противоречия при коммунизме.
По-моему, заслуживает обязательного прочтения. Спасибо a_konstant.

Оригинал взят у anlazz в На пути к Утопии. Противоречия при коммунизме.
В прошлой статье я рассматривал одно из важных противоречий советского социализма, которое стало важным после того, как классовое деление общества было отменено. Да, разумеется, СССР имел и многие другие противоречия, в том числе и относящиеся к существовавшим в нем капиталистическим элементам. И более того, именно подобная сложная структура общества оказалась причиной того, что его граждане не смогли разобраться в том, что следует делать для того, чтобы идти к коммунизму. Что и привело к нашему современному состоянию.

Но что бы произошло, если бы движение к коммунизму все же было продолжено? Если бы строительство нового общества продолжалось, и всем большее количество общественных систем постепенно заменялось на чисто коммунистические. Не было бы тогда построение полностью коммунистической системы избавлением от противоречий, как таковых?
Read more...Collapse )

Friday, July 5th, 2013
9:17 pm
Сбор подписей против "реформы" РАН
Оригинал взят у macroevolution в Сбор подписей против "реформы" РАН
Сбор подписей в поддержку Заявления Совета ОНР по законопроекту о ликвидации госакадемий

Оперативная информация о собраниях, митингах и прочих акциях протеста: см. leolion_1 (и мн. др. юзеры в моей френдленте), http://www.ras.ru/tradeunion.aspx - профсоюз РАН.

update. Почему нужно протестовать, изложено тут.
Saturday, May 4th, 2013
3:49 pm
Семинар по коммунарской методике
Ждём всех желающих на семинаре по коммунарской методике 22-25 июля в Лосево. Подробности в сообществе f_d_i.
Friday, May 3rd, 2013
12:07 am
Письма другу
Ссылки на все 20 существующих на данный момент "писем другу".

"Четырнадацать вечеров" (предисловие).
Письма 1-12.
Письмо 13. (Только в "контакте".)
Письмо 14. (Только в "контакте".)
Письмо 15.
Письмо 16.
Письмо 17.
Письмо 18.
Письмо 19.
Письмо 20.
Wednesday, May 1st, 2013
11:47 pm
Письма другу. 20
                                                                                              28 апреля **13 г.

Привет, Кирилл!

Несколько странным получилось предыдущее письмо, да? Казалось бы: про покой и тишину, безвременье и безграничное пространство… а  прорывается напряжение, неустойчивость, чувствуется незавершённость… Трудно даётся «ноль», это известное дело. «Всякое ничто есть ничто какого-то определённого нечто» — или как там у Гегеля? Чтобы вполне прочувствовать пустоту, надо чтобы она настала, сменила собой некую «заполненность».

Даже математикам ноль плохо удаётся; они не могут понять, один он на всех, или в каждом контексте свой. То начнут писать ноль «с чёрточкой», «со стрелочкой» (вектор, мол) или, бывает, жирным шрифтом — потом эту затею бросают; вроде как можно везде просто ноль писать… но неуверенно это получается.

Вот характерное место в том письме: всепоглощающий берег озера на рассвете, часы остались в вожатской,  ничто не шелохнётся… и всё же ты вовремя на месте, когда нужно будить команду. Парадокс? Никакого покоя на самом деле, «вам скакать до сегодняшних и до завтрашних дней»? Злобная тикалка работает?

Да и нет. Остановка создаётся движением, озеро — лагерем, каюта — Кораблём. Да, ты не покидаешь маршрута, ты успеваешь к подъёму, смысловая нить нигде не рвётся. Паузы, мгновения покоя кажутся лишь эфемерными узелками на этой нити. И всё-таки они настоящие; более того — необходимые. Без личной каюты нет ни кают-компании, ни мостика, ни даже трапа. Твоё «я», наполненное внутренним тождеством, равновесием, нерастворённое, по-настоящему единичное — только такое может прийти на встречу, вступить в отношения Я и Ты, пройти на мостик (а мостик — это ведь тоже встреча, на сей раз с Миром как целым).

Движение требует от тебя остановок. Ты не катишься колесом; ты шагаешь, плавно, пружиня, замирая перед каждым шагом. Ты приходишь к озеру, чтобы потом принести на встречу умытого и обновленного себя, чтобы смочь снова и снова быть собой. Да: здесь точка опоры для дальнейшего движения, и только так.

Каждый шаг к свободе, каждое «обретение пустоты», утилизация случайного, расчистка поля от нелепых «устоев» и «норм», от соблазнов и привычек — это шаг в сторону необходимого, единственно возможного, «автоматически» заполняющего расчищенную территорию. Потому и пауза завершает себя сама, решив стоявшую перед ней задачу, и ты оказываешься вовремя у лагерной калитки.
Твой Виталий
11:28 pm
Письма другу. 19
                                                                                                                                                        20 апреля **13 г.

Привет, Кирилл!

Про два места на Корабле мне осталось написать — про личную каюту и про капитанский мостик. Долго думал, про что писать сперва. Рассказывать о мостике — прорываться через парадоксальное, невозможное. Сам шаг туда всегда трансцендентный и необъяснимый… но только побывав на мостике (описав мостик), ты способен снабдить смыслом весь путь, завершить вселенную, включить в мощное движение всё то, что описывалось как набор холодных, разложенных по полкам деталей. С другой стороны, мне  всё-таки трудно писать и даже думать про мостик, не  отдав должное всему тому, что к этому шагу каждого из нас готовит.

Поэтому сперва я пишу про каюту. Впрочем, чуть лукавлю: ещё и потому, что сам сейчас стремлюсь туда. Каюта — место покоя, тишины, паузы. Погружения в свою альфу, точку отсчёта. После высочайшего напряжения встречи, контакта  — здесь тебя никто не ждёт. И это даже не обязательно значит, что ты в каюте один, ты мог отдалиться вдвоём, втроём… Но, сколько бы вас ни было, вы блюдёте единую тишину… вспомни ночные купания на Серебристом, сама эта обнажённость, выключение из всех связей и контекстов, вода, чернота которой делает несуществующими тела… или там же раннее утро, огромные неподвижные тени, тотальный штиль, когда будто выключили время. Две минуты, или десять, или ноль — неизвестно; мы всё в той же точке отплытия, наслаждаясь мгновением, вдруг обретшим длительность. (А помнишь, как мы научились «забывать» часы в лагере –  и всё же всегда успевали вернуться к подъёму?)

Удвоенный мир в глади озера: тот, нижний, пытался уподобиться, но чуть дрожащая вода упорно стирала мелкие чёрточки... и вдруг случайность исчезла и тождество настало. «И тихо всё. И ветер — стих.» И теперь уже тот мир, что под водою, будучи свободным от назойливых помех, задаёт тон: он хранит настоящее, надёжное — в то же время мечтая вырваться, воплотиться в деревьях, птицах и облаках.

Ничего этого нет…. здесь, в твоей каюте, ни реальности, ни пещеры, только разделяющая их грань,  полнота нуля по всем координатам. Первый день оставшейся жизни…. начнётся чуть позже, сейчас пространственно-временной ноль. Ты даже не материальная точка: масса, которую ты старательно освобождал, переливая в конечности тепло и тяжесть, эту свободу обрела и утекла, как положено, к центру Земли, ты чистая геометрическая точка, ты ноль, ты начало, тебе ничто не мешает, ты сделаешь всё лучшим образом, тебе завтра на мостик, а сейчас – спи.
Твой Виталий
11:24 pm
Письма другу. 18
Автоматический перепост из "контакта" перестал работать - так что дублирую это и следующие два письма с опозданием.


                                                                                              12 апреля **13 г.

Привет, Кирилл!

…Вот это ощущение на Корабле, когда тает потолок и пол, когда ты падаешь в раскрывающийся во все стороны необъятный мир – то самое, о котором написал Межелайтис в «Икаре»; то самое, которое неизменно вспоминается 12 апреля.

Весеннее утро само как заглавье поэмы,
которой страна открывает великую книгу.
Я знаю, я строчки сегодня в нее не прибавлю —
я слишком волнуюсь... Я просто припоминаю.
Все чаще и чаще в зрачки опрокинуто небо,
и звёзды крупнеют. И жаркое их притяженье
тревожную кровь неуклонно вращает по жилам.
Вот так, мой товарищ, мой гордый собрат по столетью,
ты шёл в это вешнее утро,
вот так же, наверно, и птице,
едва только крылья почует, не терпится в небо:
наполнить их ветром полёта.
Но разве Земля не была тебе добрым гнездом?
Неужто тебе на Земле не хватает уюта
и трудного хлеба ее, и соли, и грешного меда,
и терпкой воды ключевой, до ломоты в зубах?
Неужто Земля не играла тебе колыбельной
ладонями ливня по струнам соснового бора?
Не может же быть и такого, чтоб стрелки часов
на всех циферблатах любви до того торопились,
что счастья земного тебе не успели отмерить...
Чего же тебе на земле не хватает,
Тебе, коммунисту?
Всего только — звёзд под ногами.
Всего лишь — Вселенной, как сердце распахнутой настежь...

Шаг в кают-компанию — всегда счастье и боль. Предвкушение встреч и боль от напоминания о бесконечности несделанного… о хрупкости Кораблика перед бездной… Но всё-таки радости больше, потому что Корабль – это мир действия, уверенного и точного. Таким его задумали, таким его продолжают создавать все, кто на нём собрался.

Твой Виталий
Friday, April 5th, 2013
1:16 pm
Письма другу. 17
(предыдущие два - здесь по тэгу "Письма другу", более ранние - в контакте и на Самиздате)
 

                                                                                             5 апреля **13 г.

Привет, Кирилл!

…А слов-то и нет. Помнишь, в старом стихотворении Игоря строчки: «… не прибавят слова, где сквозь тающий дым их зальёт синева…» Отпускаешь последний страх, последние ниточки нелепостей, концы которых тянутся назад, в захламленные чуланы…

Другому же себе – ребёнком
Велишь ты в новый мир войти. 
Как больно в этом солнце звонком 
Глазам, ослепшим взаперти.


Это из Сергея Городецкого.  Интересно: всё это правда, и Игорёхина синева, и солнце Городецкого, но для меня кают-компания обычно предстаёт в полумраке. Свет звёздный, мягкий, отовсюду (звёздочки наконец забыли про своё вековое молчание) — нету верха и низа, сливаются будущее и прошлое, левое-правое, ныряешь в это озеро… и самая трёхмерность уступает перед новыми измерениями, воистину несчётными (да простят меня математики). 

Знаешь, зачем полумрак? Потому что он нужен как фон; ведь главное, для чего кают-компания, чего мы так ждём и предвкушаем — это встречи. Всегда неожиданные, всегда новые, всегда наполняющие до краёв… и потому так хорош приглушённый, словно туманный, фон, скрадывающий всё то, что в данный момент не есть моё Ты. Нет границ, нет сопоставлений, нет ничего, что тикает над душой, выдёргивая из «здесь и сейчас».

Нет мелькания, суеты, множественности… хотя Ты может быть разным, и это не всегда твой собеседник и вообще один человек; помнишь предпоследний вечер в холле, когда мы сидели вчетвером, как закручивалась  спираль, вбирая в себя весь мир?  А нескончаемый «вальс после премьеры», после того же лагеря, то есть первый для тебя? Моим «Ты» в какие-то моменты был ты; то, как ты кружился с Иришей, Таней, Лариской… как сидел рядом со Златеникой, пропуская танец ради неё.

Как легко писать для тебя (забавно, только что ведь «не было слов»?!) — как трудно это было б пересказать тому, кто не побывал хоть раз… Ему может увидеться пустота, отрешённость и безмятежность людей, отпустивших страдания и страсти, некая «альфа», но для нас кают-компания  — это скорее «омега», мы отпустили то и только то, что мешало полноте, сложности, настоящести. Накалу Встречи, которая иногда как танец, а иногда и как пощёчина. Напряжению внутренней сборки, когда ты готовишься сделать шаг на мостик, к штурвалу.
Твой Виталий
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com