Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Письма другу. 21

                                                                                              15 февраля **14 г.
 
Привет, Кирилл! 

По идее, пора писать про мостик. Хотя не о чем тут писать — если ты на мостике, ты ведёшь Корабль, ты просто делаешь то, что знаешь, то, во что веришь, то, что должно быть сделано.  Это, кстати, Анино выражение: «… просто потому, что это должно быть сделано», от Златеники оно потихоньку перешло к остальным… (Как же мы всё-таки друг другом пропитались!)

Да, есть вещи, что не требуют мусорных слов… обоснований, доказательств. И когда ты идёшь с этой ясностью, мостик тебя принимает.

Действие всегда личное — можно обсуждать, искать консенсус, голосовать, учитывать замечания, но руки на штурвале все равно твои. Ясность есть — и рукоятка ложится в ладонь. Нет ясности — продолжается рефлексия, продолжается Встреча, продолжается поиск.

В ладонь? В твою ладонь. Парадокс мостика, он же главный парадокс Корабля: есть капитанский мостик, но нет капитана или капитан каждый.

…Я мусолю это письмо уже не один день. В эти зимние вечера, когда мы разбрелись по квартирам, мне хочется писать (а тебе, возможно, хочется читать) не о корабельной трансцендентной синеве, «иной-иной-иной» – а о нашей родной, невнятно-августовской, когда под босыми ногами чуть влажный дёрн и редкие шишки, вот-вот начнёт моросить, но короткая тропинка заворачивает к костру, и тебя втягивает орлятский круг, жаркие объятья, втягивает песня, простые слова которой как клятва, невыполненная, растоптанная, но мы всё ещё на дистанции и, кажется, есть шанс всё изменить.   

И всё-таки это по-другому о том же. Все равно это отрыв, там ли у костра, здесь ли в воображении. В сторону от реальности? Нет, вверх и к единственно настоящему. Это то, что у Глазкова:

Мне нужен мир второй,
Огромный, как нелепость,
А первый мир маячит, не маня.
 
Долой его, долой:
В нем люди ждут троллейбус,
А во втором - меня.
 
Так что, извини уж, дружище, но в следующем письме я опять отправляюсь на Корабль, разбираться с парадоксом мостика. Точнее, разбираться с первопричиной этого кажущегося парадокса, имя которой — иллюзия отдельности.
 
Твой Виталий

 




http://vk.com/note898562_11691335

Песочные часы

Многие годы я живу в ожидании прорыва. То есть момента, когда исчезнет половинчатость, случайность, страховка. Поступки станут единственно возможными - теми, которые диктует моя вера. Меня поведет интуиция, не нуждающаяся более в проговаривании, в многократной проверке логикой. И исчезнет "ложный сустав" между решением и действием, между "хочу" (потому что иначе нельзя) и "хочу (и делаю) сейчас".

И в четверть силы жить уже невмоготу,
И в мальчиков играть резону никакого...


Это будет словно когда корабль, совершавший лишь каботажные рейсы, отплывет наконец от берега, который тут же навсегда скроется за горизонтом. The point of no return.

Ну вот исчезла дрожь в руках, теперь - наверх...


"Внушите себе, что Вам осталось прожить 6 месяцев." Ха! Как же...


...Вспоминая немногочисленные сочиненные мной стихи, я теперь вижу, что почти все они об этом - о предстоящем или случившемся прорыве: Семиозерье, Звездолеты Прямого Луча (это линк на старую непричесанную версию), парижское стихотворение, берлинское, сентябрьский экспромт в аське. Потому что я знаю, как это будет - как это должно быть.

Хотя куда точнее написал Минарский в стихотворении "Waiting".

Несколько раз происходило... словно успевал впрыгнуть в последний вагон своего поезда. Я называл это откровением, но это было лишь отсветом, лишь намеком на предстоящий прорыв. Казалось, что путь теперь освещен, но потом "жизнь" (то есть энтропия) брала свое, вагон был уже отцеплен и катился лишь по инерции...

Das Leben tratt in Deinen Traum hinein
und stoss der Maedchenliebe Tempel um.



Я знаю, как это будет (если будет) - Сила, которая сразу во мне и вне меня, подхватит и поволочет. Это будет ветер реальности, который станет сбивать и заставлять вновь подниматься, не прощать ошибок и все же прощать, ибо копания в себе станут никчемными и непростительными. И эти слова тоже уйдут вместе с прочими отцепленными вагонами...

Видимо, это невозможно заработать, и все качания мышц не приближают прорыва, а лишь дают шанс встретить его чуть более умелым. Может быть, это придет как дар? Дар Ветер...

Другому же себе ребенком
Велишь ты в новый мир войти,
Как больно в этом солнце звонком
Глазам, ослепшим взаперти.


Сколько еще должно просыпаться песка?